22 февраля7:17 Версия для печати

Лихие девяностые

Продолжение. Начало в № 6.

Накануне революционных девяностых директором Северо-Ангарского комбината работал Виктор Андреевич Званцев. Он был вхож в коридоры партийно-государственных краевых кругов. В то время (а сейчас особенно) это имело определенное значение, так как и при либерализации цен, и при разгосударствлении, и при акционировании предприятий, и при всех других преобразованиях эпохи Ельцина партийно-государственная номенклатура эпохи социализма сохраняла ключевые позиции в управлении страной.

Время было тревожное, и чтобы обеспечить предприятию стабильность в переходе на рыночные отношения, Виктор Андреевич много времени проводил в крае. И он упустил ситуацию. Пока он был в разъездах, в комбинате созрела оппозиция, которую возглавили главный инженер предприятия, заместитель директора и главный экономист — председатель совета трудового коллектива (СТК) Виктор Георгиевич Трофимов. Смена власти произошла нестандартная, с элементами «внутреннего переворота». Подготовленные заранее оппоненты на конференции, собранной СТК, выдвинули претензии —
и совет трудового коллектива решил не продлять трудовой договор с директором. С июля 1992 года предприятие возглавил В.Г. Трофимов.

В первые годы революционных событий, когда рубль был пущен в свободное плавание и доллар никто не сдерживал, экономика золотодобывающих предприятий заметно улучшилась. Уже в 1993 году материальное положение работников САГМК на общем районном фоне заметно улучшилось. У них появилось много автомобилей, бытовой техники, красивой одежды. Спрос на электротехнический периклаз, производимый Раздолинским заводом из магнезитов Киргитейского месторождения, в начале свободного рынка резко сократился. В результате объемы его производства уменьшились. Большое количество этого ценнейшего огнеупора оказалось невостребованным и осело на складах комбината. Несмотря на это объемы золотодобычи того времени позволяли раздолинцам сводить концы с концами.

Однако вскоре государство взяло под жесткий контроль соотношение рубля и доллара. Рост рублей за доллар стал искусственно сдерживаться. Появился, как тогда говорили, «валютный коридор», который очень быстро сужался. Для золотодобытчиков и экспортеров это была затягивающаяся петля. Расчет за их продукцию производился на искусственно стабильный доллар, а рубль-то на месте не стоял. Инфляция продолжала набирать обороты. Цены на все быстро росли. Вот и получалось, что цена на золото оставалась стабильной, а стоимость всего того, что требовалось для его добычи (техника, запчасти, ГСМ, другие материалы), возрастала бешенными темпами. Поэтому вскоре наш флагман погрузился в пучину финансово-экономического кризиса. Золотодобытчики перестали получать заработную плату, а северные поселки района (Раздолинск, Южно-Енисейск, Партизанск), для которых комбинат являлся градообразующим, стали приходить в упадок. Начался отток квалифицированных рабочих и инженерных кадров.

Дефолт 1998 года для САГМК, как и для всех золотодобытчиков, пошел на благо. Стены «валютного коридора» рухнули. Приемочная стоимость золота приблизилась к реальной. Да и периклаз с общим подъемом производства в России стал востребованным. Вроде бы жизнь стабилизировалась и стала входить в нормальное русло. Но капитализм, особенно на его начальной дикой стадии, жестко наказывает все промахи и ошибки. И вот, казалось бы, средь ясного неба грянул гром. На фоне общей стабильности и подъема производства в России, резкого роста золотодобычи в соседнем Северо-Енисейском районе, в САГМК разразился кризис, поставивший предприятие на грань банкротства. В этой связи генеральный директор ОАО «Северо-Ангарский ГМК» В.Г. Трофимов задал сам себе растерянный, брошенный как бы в пространство, вопрос: «... как случилось, что предприятие, считавшееся в районе одним из самых стабильных, вдруг стало испытывать такие трудности... Как же это все произошло?». («Ангарский рабочий», 25 сентября 2001 г).
Грядущее банкротство комбината для Виктора Георгиевича явилось неожиданностью. Пропустил он где-то серьезный «удар» — это очевидно.

Конечно, можно называть много причин случившегося, но не согласиться с выводами Вячеслава Евгеньевича Жгуна, сменившего В.Г. Трофимова на посту генерального директора, просто невозможно: «В том, что предприятие попало в такую ситуацию, есть и доля его (В.Г. Трофимова) вины». — («Ангарский рабочий», 26 июля 2003). «Оставшийся единственным опорный пункт на Удерее карьер Центральный в поселке Южно-Енисейске — развалившееся золотодобывающее и ремонтно-вспомогательное хозяйство с двумя еле дышащими на ладан драгами, не имеющий перспективы развития и не способный социально защитить удерейцев», — такую грустную оценку ситуации на 2002 год представил наш земляк Леонил Киселев на страницах «Ангарского рабочего» 11 июля 2002 года.

Одним из серьезнейших упущений В.Г. Трофимова является то, что он не уберег от разграбления новый периклазовый завод, строительство которого на момент его прихода к власти было близко к завершению. Наталья Морозова в своем репортаже об успехах команды В.Е. Жгуна («Ангарский рабочий», 29 ноября 2003 г.) как одно из достижений отметила: «Немаловажный вопрос разрешил построенный вокруг завода забор и пропускной пункт». Остается только сожалеть, что это не сделал В.Г. Трофимов в 1992 году. Кстати, Вячеслав Евгеньевич даже собирался разобраться с В.Г. Трофимовым обо всех этих грубых упущениях. Но, видимо, господа, способствующие его назначению на должность генерального директора, посоветовали ему не поднимать этот вопрос. Это примерно как у Андрея Караулова:

«Через десять минут Горбачева соединили по телефону с президентом Соединенных Штатов. Буш сразу сказал, что он осведомлен о Беловежских решениях и советует «дорогому Горби» оставить все как есть и «не влезать в это дело»... («Аргументы недели»,
№ 39, 4 октября 2018 года).

Из статьи «Как директора меняли». «Ангарский рабочий», 27 и 29.02.1992 г.

В.А. Званцев: «Из 27 млн рублей прибыли в „Ситальк“, „Стальмаг“, „Ниобий“ и „Магну“ вложено 696 тысяч рублей... Нас стали опережать. В район вошли союзные и республиканские объединения... И как бы вы меня ни критиковали, я по-прежнему считаю, что коллективу комбината нужно быть членом обществ, ведущих разработку районных недр. Неизвестно, как дальше сложится жизнь... Не моя вина, что паёк все больше и больше урезают сверху, что оборудование просто нельзя купить, так выросли цены, что бартер пронизал всю нашу жизнь, а нам не с чем выйти на рынок. От решения вопросов я не уходил. Капиталов не нажил».

Юрий ЗАБИРОВ

(Продолжение следует)

Комментарии

Имя или электронная почта
Пароль
Войти, используя: YandexGoogleВконтактеFacebookTwitterMail.ruMyOpenIDOpenIDWebMoney

Лента новостей

Последние статьи

Заметили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl + Enter

У вас есть предложения по улучшению нашего сайта или вы нашли ошибку? Напишите об этом.